09:52 

Надежда

Who's that writin'? - John the Revelator wrote the book of the seven seals.
Надежда
Автор: Винни Винчестер.
Бета: venice_10.
Гамма: Прелесть Дженни.
Пейринг: Лилит/Бэла.
Жанр: ангст.
Рейтинг: R.
Размер: драббл.
Саммари: возможно, вот такие отношения были у демона и воровки.
Выполнено на заявку Selena is I.

- Бэла Талбот достает сверхъестественные штучки для богатых клиентов, а также приторговывает фальшивыми чарами. Бэла Талбот знает, что такое мир охотников, но занимается совершенно не охотой. Бэла Талбот...
- Чего ты хочешь? - обрывает Бэла, подобравшись в кресле, инстинктивно готовясь к прыжку. Она прекрасно знает, что никуда не денется - но страх выбрасывает гормоны в кровь, и тело под их действием скручивается тугой пружиной. Бэла, щурясь, гоняет желваки по скулам. Очень по-мужски.
Две женщины сидят в гостиной, сияющей первоклассным дизайном. Квартира Бэлы, Квинс, Нью-Йорк. Выхолощенное жилище пустой богачки в мегаполисе без души.
В отличие от воровки, Лилит сидит расслабленно, нога на ногу, в одной руке у нее бокал вина, в другой - планшет с досье. Она одета в белое платье, похожее больше на длинную сорочку. У Лилит нынче роскошные черные кудри, поджарое тело двадцатилетней бегуньи и узкие губы.
Демон кладет бумаги на столик и лениво усмехается:
- Ты смотри, сучечка огрызается... Я ее только что вытащила из полицейского участка, а она и не думает "спасибо" сказать. Ах, бедная, несчастная Лилит, все ее используют...
Бэла непроизвольно сглатывает. От обманчиво нежного голоса демона по спине сбегают ледяные мурашки. Нельзя верить интонациям, ни на йоту нельзя. Это Лилит. Странно, что Бэла еще жива. Будь у демона дурное настроение, та за подобный тон оторвала бы воровке голову, не посмотрев на то, что якобы симпатизирует женщине. Но в таких случаях умная Бэла и не лезет.
- А ну быстро скажи спасибо, - кинжально бросает Лилит.
- Спасибо, - моментально шипит Бэла, сжимая кулаки, чтобы не показать черный ужас, который плещется внутри при виде белых глаз демона. Бельма. Слепота. Тьма. Зло. Безнадега.
- Ох, и наглая же девчонка, - скалится Лилит, возвращая себе нормальную радужку.
Бэла знает, что демону нравится играться с непокорными мышами. Хвост давно в когтях, а серые дурочки что-то себе воображают, интересненько, о да. Но у Бэлы такой характер, что она дерется до последнего. Она не мышь. Воровка, скорее, ласка. Бэла дерется молча и отчаянно, даже когда давно сдалась.

Она молчала все свое детство. Маленькая Бэла и не пикнула, когда однажды ночью к ней пришел отчим. Грязный педофил. Равнодушная мать. Любительница вечеринок и абсента. Все такие богатые, знаменитые и престижные. С кем тут разговаривать? И главное, о чем? И девочка сдалась сразу. А с кем ей сражаться? Она отнюдь не чувствовала себя Давидом. Ее родители были слишком огромными Голиафами. И маленькая Бэла молчала, ночами задыхаясь под тяжелым потным телом, молчала, пластмассово улыбаясь на совместных с матерью фотосессиях. Она молчала о главном, бодро отвечая на уроках в школе. О, эта девочка из богатой семьи была круглой отличницей, прямо Гермиона. Ее так и дразнили в классе. А она терпеть не могла эти идиотские книжки про отважного школьника со шрамом и шармом. Приемные родители Гарри никогда не насиловали его.
Девочка молчала и ждала. Чего? Чуда, наверное.
Чудо Бэла сделала себе сама, как всегда. Волков кормят ноги. Ласок тоже. Просиживая днями в библиотеках, отличница порой находила дивные вещи. Вот, например - ритуал вызова демона. Демон, поцелуй, сделка, все дела.
Нет, ну конечно, девочка не сразу побежала закапывать коробчонку с лягушонкой, она ж не дура. Бэла пошла на перекресток (миновать два дома, налево и потом направо, хорошо жить в богатом пригороде) через неделю, когда приготовила необходимое. Через пять минут после того, как пьяный отчим отвалился от нее и захрапел, даже не прикрыв свое опавшее достоинство, воняя перегаром и сексом. Мать где-то гуляла, как обычно.

Она сделала все, как надо, и... Ничего не случилось. Минута, две, десять, пятнадцать... Через час девочка вернулась домой, поняв, что не стоило и надеяться. Естественно. Все это придумки. Реальность на самом деле одна, это вам не кино про Нео.
В три часа утра Бэла сидела на качелях во дворе огромного особняка и тупо смотрела в пустоту.
Туман.
Холод. Стылый осенний воздух гнал мурашки по голым ногам, но девочке было все равно.
Пустой двор. Пронизывающий ветер шуршал листвой. Через два часа придет садовник и все уберет - хорошо бы он выкинул заодно и Бэлу. Пустую оболочку без души. Ах, как было бы здорово умереть...
Безнадега.

- Я могу позаботиться о твоих родителях.
Бэла медленно поворачивается к девочке, возникшей из ниоткуда на соседних качелях. В груди противно екает - от радости? Страха?
- И тебе это ничего не будет стоить.
"Так уж ничего", - думает Бэла, не спеша отвечать. Она давно привыкла сначала подумать, а затем сказать - чтобы не выдать главного.
- Целых. Десять. Лет, - чеканит странная гостья и сверкает красными глазами.
Да ладно, лишь бы избавиться от этой реальности. Которая одна, но - черт! - так многолика. Без разницы, какая плата.

Без разницы, кому подчиняться - родителям или демону.
Очень скоро Бэла поняла, что попала из огня да в полымя. Смешно.
Конечно, тогда на качелях они поцеловались. Надо сказать, оказалось приятнее, чем язык отчима. Но наивно было полагать, что на этом отношения с Лилит закончатся. О нет. Все даже не началось - продолжилось. Еще хуже. Еще отвратительней.
Еще более захватывающе. Затягивающе. Интересно.
И тем более страшно было осознавать Бэле, что в конце концов она начала получать от этого некоторое удовольствие.
Странное, болезненное - но наслаждение. Трепет привилегированной добычи в лапах тигрицы, под раззявленной пастью с острейшими клыками и горящими голодными глазами. По крайней мере, жизнь теперь чувствовалась острее. Раньше перспектива была неясная и удручающая, а теперь - у Белы внутри тикал счетчик. Десять лет и - Ад. Точка. Прикольно так, ага. Поэтому она не смотрела кино, читала только по... кхм, специальности. Не болталась без цели и, уж тем более, не употребляла ничего крепче сигареты. Жаль было тратить время. И без этого Бэла не жила - шла по острию. По тонкому лезвию ножа, услужливо подставленного демоном. Ух-х. Адр-реналин.
Безнадега.

Да, Лилит сразу выделила ее из прочих, сразу же изгнав из тела той девочки демона перекрестка и лично поцеловав Бэлу. Да, талантливой сиротке почти на следующий же день подогнали клиента, указав на то, где пригодятся накопленные знания и связи в обществе. Да, Бэлу никогда не заставляли добывать кровь младенцев - а ведь могли бы.
И еще - Лилит регулярно являлась воровке, всегда в теле женщин и всегда - ровесниц. И каждый раз это были совершенно безумные ночи.
Так завидно - положение любимой рабыни при садистке. Этой, как ее, русской Сал-ти-тчи-ха. Была такая давным-давно. Бэла чего только не знала.
Да только подобная осведомленность мало чем могла помочь.

- Сучечка сопротивляется, - тянет Лилит, смакуя красное вино, столь похожее на кровь.
Янтарные вазы на белых полках, белое платье в желтом кресле... Бэла морщится и решает, что прикажет личному дизайнеру обновить квартиру.
- Что, не хочется в Ад? - ласково улыбается демон.
- Не хочется, - угрюмо отвечает Бэла.
- Хочется на свободу? - продолжает юродствовать Лилит.
Бэла сжимает челюсти, но тут ее внезапно осеняет догадка. Странная, невозможная. Бэла боится верить самой себе - но она слишком хорошо знает Лилит.
Нереально. Невероятно. Но в том, как произнесла Лилит реплику насчет свободы, чувствуется слишком много личного. Бэле кажется даже, что ощущения злой госпожи до крайности похожи на её собственные.
Так, оказывается, Лилит тоже боится?
Тоже хочет свободы?
И тоже не знает, куда бежать?
Вот так потеха! Тигрицу словил охотник, надо же! И Бэла даже знает, кто и почему.
- Последняя печать? - бьет воровка и видит, что попала в точку.
Ее смахивают с кресла, как муху, и прижимают к полу. Лилит рычит, нависая над Белой. Женщина смотрит в молочно-белые глаза и не чувствует ничего. Кроме легкого злорадства. В душе слишком пусто, чтобы что-то ощущать. Бэла сожгла себя сама десять лет назад. Поздно метаться.
Лилит клокочет горлом от ярости и бессилия. Взбешенная тигрица, потеряв дар речи, злобно щерится на ехидную ласку. А та совершенно спокойно заявляет:
- Прекрати капать на меня слюной, противно.
Минуту спустя - или вечность? - Бэла обнаруживает себя, скорчившуюся на ковре. О нет, никаких луж крови и выбитых зубов, никаких даже синяков - но все тело болит невыносимо, словно прошло через мясорубку. Лилит превосходно владеет палаческим искусством бить, не оставляя следов.
Бэла отхаркивает сгусток крови. Отлично. Внутреннее кровотечение. Что там, почки, печень? Ну, спасибо, дорогая. А завтра, между прочим, встреча с клиентом.
В глазах темнеет от боли.
Демон сидит в кресле, снова закинув ногу на ногу. Она допивает вино, щелкает пальцами, и кровь больше не течет изо рта Бэлы. Опасные повреждения устранены, но тело продолжает дико ныть. Ласка побита, но двигаться может.
А душевная боль никуда, конечно, не девается.
- Хочешь на свободу? Отвечай.
- Хочу, - шепчет Бэла.
- Убей Сэма.
Нет нужды пояснять, о ком идет речь.
Забавно-то как. Демоны высшей лиги единодушно ненавидят Люцифера, и не хотят, чтобы падший ангел воплотился на Земле. Кто ж согласится потерять свой кусок пирога? Никому совершенно не хочется разрушать прекрасно зарекомендовавшую себя систему.
Надежда.

@темы: фанфикшен, R, Bela Talbot, Lilith

   

Fem Slash SPN

главная