Who's that writin'? - John the Revelator wrote the book of the seven seals.
Завтрашнего дня - не будет
Автор: Винни Винчестер.
Бета: venice_10.
Пейринг: Сара/Кармен Портер.
Рейтинг: G.
Жанр: ангст, дарк.
От автора: Если вы посмотрите на жену Ника - весселя Люцифера и на девушку Дина из серии с джинном, то обнаружите определенное портретное сходство. Осторожно, инцест.

- О, ты прекрасна, как роза, - шепчет голос внутри головы.
Голос беспол. Голос вкрадчив и отвратителен. Если бы он не пытал Сару в самые неподходящие моменты, она могла бы счесть его приятным - но нет, каждый раз, когда у нее бессонница, или каменная усталость после работы, или... В общем, каждый раз, когда она без сил, этот голос прорывается к ней и начинает разъедать ее мозг.
- Опять не спишь? Бедняжка, - язвительно шелестит кто-то внутри черепа. - Бедная, несчастная Сара с восхитительной ямочкой на подбородке.
Женщина поднимается с кровати - муж спит и не слышит ее движений - и тихонечко идет к балкону. Ей нужно проветриться.
Она чуть приоткрывает дверь и бесшумно проскальзывает наружу. Свежий ветер треплет ей волосы. Она жмурится, судорожно цепляясь за перила.
- Сарочка, простынешь ведь, - медовой патокой издевательски тянется голос. - Ты же в одной ночнушке, сладкая. Ну-ка, иди в кроватку.
- Убирайся из моей головы, - безнадежно просит Сара.
Голос вкусно смеется.
- Ну что ты, моя брюнеточка. Ты такая красивая, умная, ты моя лучшая подруга, Сарочка. Мы дружим уже полгода, и я просто счастлив этому. А ты, душечка?
- Уйди, прошу, - стонет женщина, сползая на пол балкона.
Вокруг нее - ночь. Тихая ночь пригорода.
- О нет, нет, - в ее голове снова раздается смех. - Ты же не можешь бросить своего друга.
Сара вцепляется себе в волосы и утыкается лбом в прохладную кованую решетку. Ей плохо, очень плохо уже полгода - а муж не видит. Он работает. Большой человек. И тем стыднее Саре, что она - больна. Она слышит этот чертов голос и не может обратиться к врачу - потому что тут же пойдет слух. Ее карьера, а главное, карьера ее мужа будут загублены. А Сара очень любит своего супруга.
- Ну конечно, дорогуша, ты любишь своего мужа, - меленько хихикает инфернальный голос. - Кстати, я совсем забыл. Как дела у твоей сестры?
- Не смей. Говорить. О моей сестре, - чеканит сквозь зубы Сара, с силой дергая свои волосы, будто надеясь с ними вырвать и пришельца из головы.
Она шипит от боли, а голос - голос смеется.
- Я внутри твоей головы. Я могу говорить о чем угодно.
- Ты дьявол.

- О дааа, я дьявол.
Сара вздрагивает и роняет тарелку в мойку.
- Дорогая, все в порядке? - кричит муж из спальни. - Семь часов уже, ты скоро?
- Да-да, Ник, все хорошо, я скоро! - откликается Сара, дрожащими руками опираясь на дно раковины.
- Конечно, все хорошо, - ехидно шепчет голос. - Приятно познакомиться. Только я хотел бы предупредить - не Дьявол. А дьявол. Вы, людишки, слишком высокого о себе мнения. Но! За догадливость я сделаю тебе одолжение и обрадую следующей новостью прямо сейчас.
- Ч-что? - бормочет Сара, утыкаясь лбом в шкафчик для посуды.
- Завтра ты умрешь.
Сара закрывает глаза. Ее колени слабеют, сердце делает кульбит в груди. В ушах гулко бухает кровь.
- И почему я не удивлена? - слабо шепчет Сара.
- Так что скоро ты увидишься с Кармен. И сможешь ее поцеловать. Совсем, как раньше. Правда, здорово?
- Замолчи! - вскрикивает Сара и тут же зажимает себе рот мокрыми перчатками. Но муж не слышит - он в ванной. Там шумит вода, там не слышно, как Сара сходит с ума.
- Ну же, красавица, ты не рада? Ай-яй-яй, как так, - голос звучит укоризненно, прямо учительница из класса ее сына. Сара жмурится от боли в сердце. Обыденная ассоциация в сочетании с адским голосом бьет под дых. Становится совсем страшно. Сара крупно дрожит.
- Ну, насчет сына я не уверен... Может быть, он тоже...
- Нет! - вскрикивает измученная женщина.
- Дорогая? - вопрошает Ник из ванной.
- Все о'кей, милый! - отзывается Сара и шепчет себе под нос. - Оставь сына в живых, прошу.
- Ну... Посмотрим. Ты, главное, подумай о своей сестре. Кармен тебя ждет. Она тебя хочет. Совсем как раньше. А, Сара?
- Замолчи, - женщина плачет.
Слезы капают в пышную пену над раковиной. Сара плачет - а внутри пустота. Голос выжег ее. Она устала бороться. Сара плачет и бессмысленно смотрит, как слезы делают глубокие дырки в пене. Такие скважины - до центра Земли. До преисподней.
- Сара, тебе полчаса осталось на сборы, - Ник заглядывает в кухню. - Помочь домыть?
- Нет-нет, я уже закончила, - ровным голосом отвечает Сара.
За эти полгода она мастерски научилась прикидываться, что все в порядке.
Ничего не в порядке.
И никогда не было.

В четыре утра Сара осторожно слезает с постели, оставляя мужа, мирно спящего после вечеринки, берет фонарик и идет в кладовку. Там она пробирается к дальнему углу, вытаскивает картонную коробку из-под стеллажа и с фонариком в руках открывает ее.
В кружке света вспыхивает глянцем фотография. Сара замирает.
Кармен.
Пять лет назад.
Младшая сестра.
Любимая.
Сара замечает, что снова плачет, лишь когда на фото расплываются мокрые пятна. Женщина охает и скорее вытирает карточку ладонью.
Сара гладит пальцами лицо Кармен, застывшее в вечной улыбке. Сестренка сидит за столиком в кафе, она в черном пальто и большим белым стаканом кофе в руках. Ее улыбка ослепительна. Кармен смотрит на кого-то за кадром, а ее пальцы на стакане светятся, как фарфоровые. И вся она - лучистая. Чистая. Истинная. Теплая и искренняя Кармен. Ее все любили.
А Сара любила ее больше жизни.
С самого раннего детства Сара заботилась о ней. Она кормила ее из бутылочки - семилетний ребенок с младенцем в руках, умилительное зрелище. Родители удивлялись, соседи восторгались. Но Сара и правда обожала сестренку, опекая ее пуще матери.
Обожала.
Любила.
Кармен платила благодарной и искренней привязанностью.
А когда сестренке исполнилось четырнадцать, она попросила Сару, чтобы та научила ее целоваться.
Наверное, с того все и пошло.

Сара сгибается над коробкой и плачет - сухо, отчаянно, прижавшись лбом к фотографии улыбающейся Кармен, уже пять лет - мертвой.
Завтра и Саре умирать. Что ж... Внутри жгуче от стыда, что она вовсе не думает о муже. И о сыне - почти не думает. О сыне позаботится Ник, ничего страшного.
Она думает о Кармен.
А если нет, и все это лишь болезнь - что ж, все равно жизни нет. Сумасшедшим - место в психушке. Хватит притворяться, завтра же она идет к врачу. Если останется живой.
Сара берет фотографию сестры и, стиснув зубы, поднимается с пола.
Надо успеть приготовить еды побольше - для своих мужчин.

@темы: Carmen Porter, G, Others, Sarah, фанфикшен