22:00 

Джейн Веда
unstoppable
Автор: Джейн Веда
Название: Возрождённые в темноте
Фандом: СПН
Пейринг: Тесса/Памела
Предупреждения: ООС, АУ, авторское видение реалий канона.
Жанр: фем
Размер: 5300 слов
От автора: я осознаю, что от любимых персонажей в фике осталось немного. Но мне хочется их видеть именно такими.




Тессе невыносимо скучно. На Земле идёт Апокалипсис, и ей прибавляется работы - но веселей от этого не становится. Привычная работа: прийти-припугнуть-отвести. Сопротивляются редко. Винчестер не в счёт.
А потом люди перестают умирать. Ну да, добрались-таки и до жнецов. Стоит ли удивляться, что рядом - Винчестеры? И снова за них готовы умереть. Невысокая темноволосая женщина (Тесса прислушивается - и слышит силу, запертую в ней) бежит навстречу смерти. Пожалуй, Тесса уже встречала таких - слишком безрассудных, слишком дерзких. И, пожалуй, встречала даже тех, кто невольно стремился прийти к ней. Но тех, кто, видя смерть, идёт к ней, отказываясь от помощи - нет. Инцидента ещё не было. Тесса гладит её по волосам и тянет за собой, в темноту. Момент перехода ещё не настал и настанет лишь, когда Тесса посчитает нужным. А ей скучно. Ей хочется поговорить.
Памела оглядывается - и не видит ничего, хотя точно знает, что видеть уже может.
- Что за странный ад?- недоумённо спрашивает она и слышит тихий смех.
- А что ты хочешь видеть вокруг?
- Свет,- мгновенно отвечает она. Памела слишком давно не видела света.
У Жнеца свои представления о свете - в кромешной тьме загорается ночник. Приглушённый свет выхватывает из тьмы стол, на котором он стоит, и скромную софу. Больше ничего нет.
-Ни шага в сторону,- предупреждает Тесса и тянет Пэм вниз, на софу. Пэм рада и этому. Она жадно вбирает в себя всё, что видит - но врождённая осторожность заставляет спросить:
- А где моя пыточная?
Тесса качает головой:
- Не стоит ждать ада. Тебя наградили раем.
Пэм недоверчиво скрещивает руки на груди:
- Ангелы? Не люблю пернатых лицемеров.
Тесса сжимает её плечо:
- А хочешь остаться здесь, стать Жнецом?
Пэм представляет себе вечность, проведённую в темноте, и качает головой:
- Нет, спасибо.
Тесса отступает в темноту, чтобы Памела не увидела горькой складки у рта. Её голос звучит глухо:
- Я проведу тебя на место. Вечный рай - отличная перспектива.
Памела старается не замечать болезненного укола сомнения в груди. Она проводит рукой по мягкой поверхности софы и решительно встаёт, не выходя из круга света.
- Я готова,- намеренно бодро говорит она, но всё же невольно вздрагивает, когда прохладные ладони прикрывают ей глаза. В ушах шумит, в воздухе пахнет мятой, под ногами - пустота. Единственное, что удерживает Пэм от возможности рассыпаться на молекулы - руки Жнеца.
- Всё, приехали,- произносит Тесса за спиной, не спеша отнимать ладоней. - Готова попасть в вечную сказку?
Памела делает резкий выдох - в неизвестность как в холодную воду, рывком отнимает руки Тессы от своего лица.
Она стоит в своём доме. Доме, который она сожгла десять лет назад. Все предметы на своих местах. Даже нож, которым она убила Джесси, всё ещё лежит на столе. Памела оборачивается к Тессе и дёргает её к себе за воротник побледневшими пальцами:
- Унеси меня отсюда!
- Не могу,- качает головой Тесса. - Это твой рай.
- Это мой ад!- взмахивает волосами Памела. Она не хочет вспоминать, как ей здесь было хорошо. Тесса почти сочувственно сжимает её пальцы и отрывает их от своего воротника.
- Ты сама сделала этот выбор. Добро пожаловать в вечность.
Памела кусает губы. Тесса, видя это, ведёт её вверх по лестнице и указывает на дверь кладовки. Пэм не пользовалась ей уже…сколько? Вспоминать не хочется.
- Будет совсем плохо - открой эту дверь. Вернёшься в мою темноту.
Памела вырывается, шагая к двери, но Тесса останавливает её.
- Поживи здесь - тебе может понравиться.
И, открыв дверь, шагает в темноту.
Пэм стоит на месте, не зная, куда идти. Выбор она делает, когда в гостиной начинает играть её любимая музыка.

***

Памела живёт в раю уже давно, даже слишком. Первое время она вздрагивает, заслышав любой шум и отчаянно не желая видеть Джесси. Она всё ещё помнит, как раз за разом вонзала в неё нож, пытаясь выгнать из её тела демона, и боится, что бывшая превратит её существование в настоящий ад. Но время проходит - а Джесс всё нет, и Памела вспоминает все те гнусности, которые говорил ей демон, и понимает, что Джесси здесь быть не может… и, кажется, именно в этот момент у неё исчезает татуировка на спине. Пэм одна, всё время одна, и ей невыносимо скучно, и она чувствует, как тупеет, смиряется, и вот ей уже хочется увидеть хотя бы кого-то, хотя бы ангела.
И тут появляется Эш. Просто стучится в дверь, и Памела думает, что это глюк, пока из-за двери не доносится радостная ругань.
Она распахивает дверь и видит на пороге чудаковатого парня, от возбуждения чуть ли не подпрыгивающего на месте.
- Получилось,- орёт он и стискивает Пэм в объятьях. Пэм напряжённо вспоминает, кто это, и парень, видя её замешательство, представляется:
- Эш.
Памела кивает - она вспоминает рассказы Бобби о гении-самоучке. Он вихрем проносится по дому, рассматривая, расспрашивая, не желая присесть ни на секунду - и Пэм впервые со своего появления здесь чувствует себя живой. Эш лопочет что-то об ангелах и енохианском, и она кивает невпопад, он волочит её за дверь, и женщина видит, что рядом с её домом выросла забегаловка. Раньше вокруг не было ничего - и Памела почти бежит, всей душой стремясь к новизне.
У Эша она бывает часто, изредка он приводит кого-то ещё, но Пэм с ними не знакома, и она просто сидит в баре и пьёт пиво, и скука снова наваливается на неё. Эш объясняет ей, как попадать в чужой рай, но Пэм не к кому идти, и она стирает это знание из своей памяти. Она вообще многое забывает и уже не знает точно, был ли у неё когда-то дар или ей это приснилось в одном из тягучих пустых снов последнего времени. Ленивая вечность подавляет её, подавляет и Эша, который всё больше играет в умника, превращаясь в большого ребёнка. Им даже лень начинать роман, чему Пэм несказанно рада, и время всё бежит и тянется, и непонятно, что будет дальше.
И когда Эш забегает с горящими глазами, Пэм почти неинтересно, что за покойник пожаловал к ним на этот раз - пока он не называет фамилию. Винчестеры всё ещё интересны Памеле - и она пытается стряхнуть с себя оцепенение и показаться живой. По-видимому, это ей неплохо удаётся - ровно до того момента, как устало - равнодушно она советует Дину сотрудничать с ангелами. Видя шок и недоверие в глазах охотника, Памела понимает, что сказала что-то не то, что не того ждали от неё братья. «Я изменила себе»,- неожиданно понимает женщина. - «Готова даже на Апокалипсис, лишь бы мне не было так скучно в раю. Надо что-то менять». Она отчаянно хочет снова стать живой, настоящей, той бунтаркой Памелой, которую знали Винчестеры - и потому тянется к Дину в надежде украсть чужого огня. У Дина его слишком много, хватит на нескольких человек - это боль, страдание и тщательно скрываемый страх, и это так по-людски, что хочется взвыть от восторга и впиться зубами в горло, вытянуть побольше для себя. Дин щедро делится с ней своей человечностью, и Памела облегчённо выдыхает - она ещё способна быть. С любопытством она вглядывается в Эша, пытаясь понять, как он борется с унылым влиянием рая - и, чуть смутившись, отводит глаза. Чужие секреты должны остаться в чужом раю.
- Мне пора, Эш,- говорит она, кивая собственным мыслям на краю сознания, и Эш неожиданно серьёзно, словно зная, что это надолго, прощается с ней. Памела бежит от его бара к своему дому, чувствуя себя свободной, почти взлетает по ступенькам. Она точно знает, что дверь в темноту ждёт её.

***

Памела резко дёргает ручку двери на себя и невольно замирает - живая, непознанная пустота выглядывает из двери, как любопытный щенок: впитывает в себя бытие, разглядывает жизнь. Пэм не даёт себе испугаться - шагает вперёд, в клубящееся ничто, ничего не ожидая и уже почти ничего не желая. Шаг - и она уже в знакомой обстановке. Пятно света от лампы чуть расширилось - и теперь уголок в темноте уже сравнялся с комнатой. Пара шкафов с книгами (Пэм пролистывает несколько, морщась при виде пустых страниц - но так и не находит ни одного печатного слова), всё та же софа и кресло в комплект, огромное зеркало во всю стену(Пэм интересно, как здесь может ощущаться стена, но приблизится и рассмотреть её она не решается, категорически не желая приближаться к зеркалу). Тессы нет; Памела в мыслях проговаривает нейтральное «Она на работе» и с ногами забирается в кресло, твёрдо намереваясь дождаться жнеца. Её накрывает мягким, уютным - и, естественно, к приходу Тессы она крепко спит.
Тесса появляется усталой и раздражённой - слишком много смертей сегодня её вымотало. Она подходит к границе света и темноты, протягивает руки за грань и плещет себе в лицо туманом - это здорово успокаивает. Другие жнецы обычно в такие моменты разбивают темноту на осколки и сжимают их в ладонях, вонзают себе в запястья; Тессе ближе еле уловимый неосязаемый туман, омывающий лицо.
Она делает шаг назад, возвращаясь в комнату, оборачивается и замечает Памелу, спящую в кресле. Мысли всё ещё затуманены, поэтому Тесса всерьёз задумывается о реальности гостьи - возможно, скучающее сознание делает ей подарок. Впрочем, эту мысль она скоро отбрасывает. В её воспоминаниях Памела не выглядела такой пресыщенной. Тесса с улыбкой вспоминает измождённую, но боевую Памелу - и её улыбка гаснет при взгляде на неё сегодняшнюю. Тесса знает, как рай способен менять,- и она благодарна тому, верховному, за то, что Пэм хватило сил выбраться оттуда. Памела зябко ведёт плечами - и Тесса делает комнату чуть теплее, усмехаясь про себя. Памела вряд ли понимает, что раньше у Тессы не было такой обстановки, только темнота. Всё, что она видит сейчас - влияние Пэм. Тесса представляет себе, как вокруг них вырастает целый дом и трясёт головой, прогоняя неожиданные фантазии. Она всё ещё не знает, чего ей ждать от Памелы.
Пэм просыпается от запаха чего-то пряного, густого. Тесса замечает её пробуждение и протягивает чашку. Никакой неловкости - словно она знала, что Памела придёт. Может, и правда знала?
- На твоей могиле выросли цветы, - будничным тоном говорит Тесса.
- Надеюсь, белые,- Памела отвечает так, словно её это действительно заботит. Думать о цветах на своей могиле. Тема для разговора ничуть не хуже и не лучше многих других.
- Могу сделать их такими, - пожимает плечами Тесса, и Памеле хочется спросить, а есть ли у Тессы своя могила и какие на ней растут цветы. Жнец понимает её молчание по-своему и отвечает на тот вопрос, который ей кажется логичным услышать от собеседницы:
- Букетов и венков там нет.
Она сочувственно разводит руками, а Пэм звонко смеётся:
- Не представляю своих друзей с букетиками на могиле.
Мысленно пририсовав Бобби Сингеру в руки поочерёдно букетик незабудок, веночек и пучок оборванных с ближайшего куста листьев, Памела чуть не проливает ароматный напиток. Да он скорее бутылку о надгробный камень разобьёт! Остальных друзей Пэм скорбящими на могиле вообще старается не представлять – во избежание здоровой истерики.
Тесса внимательно разглядывает женщину. Когда-то давно, сотни тысяч смертей назад, Тесса позвала её к себе. Тогда она отказалась.
Памела резко обрывает смех и вопросительно смотрит на Тессу:
- Ну вот, я пришла, - неловко пожимает плечами она.
Тесса молча ждёт продолжения фразы.
- Не прогонишь?
Тесса облегчённо выдыхает. Памела, перебивая саму себя, с любопытством придвигается к ней:
- Ты дышишь? Я думала, жнецы… как мёртвые - не дышат, не едят.
Тесса неопределённо шевелит пальцами и отвечает на второй вопрос:
- Почему же: Я живая. Когда-то выбрала для себя этот образ - теперь им и живу. Дышу, ем, пью, чувствую…
- Выбрала образ? То есть всё-таки ты не человек? - Памела чувствует неловкость и старательно продолжает диалог не о том.
Тесса качает головой:
- Я творение верховного, как и ты. Только вы из глины и пыли, а я, - она ведёт рукой в сторону границы - из этой тьмы. Жнецы созданы из темноты - и потому не добро и не зло.
Памела невольно обхватывает себя руками:
- Но ведь ты предлагала мне стать жнецом.
Она спотыкается на последнем слове. Тема не запретная, но неприятная. Она до сих пор не понимает, почему отказалась. Боялась перестать быть человеком?
- Предлагала,- осторожно соглашается Тесса.- Бывали случаи, когда жнецами становились люди. Вспомни Данте.
Памела пародийно всплескивает руками:
- Жнец? А вы разве подписку о неразглашении не даёте?
Теса улыбается:
- Строгого дяди-начальника у нас нет. Смерть не очень-то с нами возится. Он у нас непознаваемый. Так что у нас даже правил нет - только то, что кажется разумным.
Памела кивает - объяснения понятны и доступны. Вот только интересно ей не это.
- Я не хочу тебя прогонять, - начинает, наконец, Тесса, и Пэм застывает в ожидании приговора. Только не назад!
- Вот только ты не сможешь здесь долго находится так,- она обводит в воздухе овал рукой. - Это место не для людей.
-То есть стать жнецом - это необходимость? - Памела подпирает щёку рукой.
Тесса не хочет смотреть ей в глаза.
- Да, - роняет она и склоняет голову. Вот сейчас она уйдёт. Памела - человек до мозга костей, не принимающая ничего сверхъестественного. Даже свой дар она использовала для борьбы с инфернальным миром. Стать жнецом - что может быть бесчеловечней для такого человека?
- Я согласна, - говорит Памела, и Тесса не верит себе.
- Я ведь буду почти человеком, да? Таким же, как и ты? - Памела не скрывает надежды в голосе, и Тесса рада, что может сказать ей твёрдое «Да!»
Памела не спрашивает, есть ли подвох - ей хочется верить Тессе. Она не хочет думать, что будет, если её лишат чего-нибудь в уплату - души, памяти, чувств или зрения. Она хочет остаться собой - той Памелой из жизни, а не унылой поделкой из рая - и для этого ей придётся измениться.

***

Они молчат несколько часов - так кажется Памеле. Просто пьют чай, вкуснее которого она ещё не пробовала. Переговариваются взглядами.
- Я хочу сделать это скорее,- выдыхает Памела и замирает, ожидая смеха. Пожалуй, слишком ожидая… этот смех натягивает её как струну. Что бы это не значило. Просто так думается, а Пэм уже уверена, что в этой мягкой темноте каждая, даже самая нелепая мысль - единственно верная. Здесь не хочется думать неверно.
Но Тесса не смеётся, лишь глаза лукаво сверкают. Она кивает, встаёт с софы и сбрасывает с себя одежду.
- Назад пути не будет,- предупреждает Тесса и манит к себе Памелу. Повинуясь её молчаливому жесту, Пэм шагает к ней, пытаясь предугадать, чем ей грозит «вперёд» этого странного «назад» и не замечать наготы жнеца. Тесса ведёт себя так, словно это самое естественное в мире действие, так что, когда она раздевает Памелу, та даже не сопротивляется. Лёгкие прохладные руки скользят по телу - и Памела вроде бы уже не боится. Совсем-совсем.
- Почувствуй себя свободной. Огнём. Водой. Ветром. Тем, что для тебя свобода.
В их уголке тепло, но по обнажённой коже бегут мурашки. Тесса обхватывает её плечи сзади и шепчет на ухо:
- Вперёд.
Впереди - только темнота. Живая, ждущая, густая. Памела не успевает понять, делает ли шаг она, подталкивает ли её Тесса или просто темнота, устав ждать, сама идёт к ней. Это уже неважно.
Вокруг ничего. Памела снова чувствует себя слепой. И бесплотной. Она даже дыханьем себя не ощущает. Она вообще не ощущает. Ни единой искры.
- Ты жива, - чей-то очень знакомый голос.
- Я жива, - связная невероятным усилием мысль.
И одной искры оказывается достаточно, чтобы осветить темноту. Памела снова чувствует своё тело. Вокруг снова темнота, но, кажется, это ей не мешает. Кожей она, что ли, видит? Темнота, та самая, окутывает её тело как мантия, мягкими клубами. Памела нежится в ней. Эта тьма украшает лучше любой одежды. Греет теплее солнца. Течёт по венам быстрее, чем кровь. Памела знает, что её дар был рождён где-то здесь. Может, и она когда-то пришла отсюда? Памела чувствует Тессу. Они окутаны этой темнотой - и друг другом. Тесса помогает ей творить себя. Они мать и дочь, сёстры, незнакомки, убийцы плоти друг друга…
Они жнецы.
Памела ощущает время и понимает, что им пора. Из темноты в свой угол они возвращаются гордо, как амазонки, искупавшиеся в крови врага. Обе наги, но не стыдливы; их нагота - это верх благочестия.
Памела чувствует живой не только себя. Весь мир - живой. Стоило стать жнецом, чтобы понять это.
Она обнимает Тессу и кладёт ей голову на плечо. Звонкий смех обеих сливается в один звук. Темнота доброжелательно забирает его себе - на вечную память.

***

Памела снова сидит на софе, которую уже считает своей. Она укутана в огромный пушистый плед, и ей уютно и тепло. Пока никаких изменений в себе она не замечает - хотя и прислушивается старательно к своему телу. Может, она и не стала жнецом?
- Не говори ерунды, - отмахивается Тесса.- Ты чего ожидала? Ощущения смерти внутри? Вечного голода?
Пэм неловко пожимает плечами, не зная, что ответить. Она вообще сейчас многого не знает.
- Учиться будешь по ходу дела. Тут учебников нет, как нет и учителей. Даже наставников нет, - Тесса ловит на себе пристальный взгляд Памелы и упрямо повторяет. - Я тебе не наставник.
Пэм отводит глаза, и Тесса не успевает разглядеть, что в них отражается. Подумать об этом времени нет - она чувствует, что её призывают. Назойливо так, нагло.
- Памела,- дрогнувшим голосом говорит Тесса. - Меня зовут. Мне срочно нужно идти. Ничего здесь не бойся - это всё твоё. Жди меня здесь. Это может быть надолго.
Пэм успевает лишь кивнуть на прощанье. Тесса исчезает слишком быстро.
« Скоро и я так смогу» - мелькает мысль.
Памела кружит по комнате, ища себе развлечение. Плед сползает с плеч, задевает краями мебель, мохнатыми крыльями цепляет предметы. Недолго думая, Памела скидывает его на кресло. В комнате достаточно тепло. « Да я прямо эксгибиционистка», - усмехается Пэм и подходит, наконец, к зеркалу. Теперь она к этому готова. А вот к разочарованию - нет. Зеркало мутное, в разводах и сколах, отражения почти не видно. Ничего мистического. Памела долго вглядывается в своё лицо, ища перемены. Глаза слишком ярко выделяются, лицо слишком бледное и худое - но это всё искажения зеркала. Качнув головой, Памела отходит от него - к шкафу. Она уверена, что у Тессы должна быть здесь одежда. Женщина она, в конце концов, или нет?
В первом же ящике Пэм находит склад вещей. Взяв приглянувшиеся джинсы и топ, она задумывается на мгновенье над бельём - но потом решает, что стесняться ей, в общем-то, нечего. Свои вещи она найти не может, а в магазин выйти будет слишком проблематично. Так что придётся Тессе поделиться.
Сидеть в одиночестве в комнате, в которой нет телевизора, читабельных книг, телефона и плеера - это почти пытка. Пэм судорожно ищет, чем себя развлечь, открывает ящик стола и кривится в улыбке. С первой попытки - карты. Впрочем, такое развлеченье ей не подходит - при каждом гадании ей выпадает карта смерти, и Пэм это очень быстро наскучивает. Вторая попытка оказывается более удачной - в следующем ящике она обнаруживает коробку с огромным несобранным паззлом и, уговаривая себя, что это не ребячество, прямо на полу принимается за сборку картинки. Осложняется игра тем, что Пэм совершенно не представляет, что должно быть изображено на картинке. Впрочем, так даже интереснее.
Время проходит быстро, и у неё уже что-то начинает получаться, когда в комнате снова появляется Тесса и без сил падает в кресло, сминая плед.
- Что с тобой? - вскакивает Пэм, рассыпая клочки картона.
- Тяжёлый день.
Пэм уверена, что у жнеца все дни тяжёлые, так что ждёт рассказа о чём-то особенном. Что, ещё тяжелее, чем обычно?
- Жнецом можно стать двумя путями,- медленно начинает рассказ Тесса.- Сотворив себя в темноте или получив благословление Смерти. Сможешь угадать, к кому у нас благоволит Смерть?
По тону Тессы Пэм понимает, что ответ очень лёгкий.
- Что, неужели к Винчестерам?- почти шутя спрашивает Памела и вскидывает брови, когда Тесса не без яда замечает:
- Дин Винчестер - парень, очаровавший смерть. Есть вообще хоть кто-то, кого он бесит?
Памела может назвать целый список - но, мнится ей, Тесса и сама это прекрасно знает, так что она молчит и ждёт продолжения.
- Этот идиот взялся диктовать условия Смерти. Большей наглости я и представить не могу. Самое смешное, что тот согласился и ещё и меня к нему прикрепил. Я целый день имела удовольствие лицезреть худшую Смерть в мире. Дин невыносим!
Тесса ворчит, что Винчестер придурок и выпендрёжник. Что он не знает меры. Что он - нет, ты представляешь? - отказался работать по списку и чуть не угробил полштата отказом забирать ребёнка.
- Из-за него погибла невинная женщина, - с тоской в голосе тянет Тесса.- А я даже сделать ничего не смогла.
Памела осторожно приседает на ручку кресла.
- Она была тебе дорога?
- Нет дорогих клиентов. Просто у неё были такие тёмные волосы, - Тесса не договаривает и замолкает. Крепко сжимает руку Памелы. - Никогда не связывайся с Винчестерами. Это слишком опасно.
Она рассказывает про Сэма, и про слишком великодушную Смерть, зачем-то решившую помочь Дину («Сразу же, знаешь ли. Ну вот зачем было меня нагружать?»), и про то, что верных слов не существует, и про очередной жестокий урок для Винчестеров. Памела гладит её по руке и думает, что Винчестеры, наверное, сотворены не из глины и праха. И не из тьмы. Может, они вообще самопроизвольно зародились и теперь живут всем назло? Нельзя же быть такими несчастливыми и везучими одновременно…
- Я рада, что Смерть помог им, - делает неожиданный вывод Тесса. - Не представляю, каково жить без души. И вот ещё что, - она поворачивается к Пэм. - Он уже про тебя знает.
Памела вскидывает голову.
- И, говоря словами простыми, ему это параллельно. Так что ты официальный жнец. Завтра и начнём.
Пэм смеётся и стягивает Тессу с кресла, кружит по комнате. Та останавливает её и серьёзно заглядывает в глаза.
- Не привязывайся к смертным. Ни к одному. Они всегда уходят. Просто делай свою работу.
Памела снова смеётся:
- А к бессмертным можно?
Тесса осторожно улыбается.
- Не больше одного за раз.
Памела энергично кивает:
- Учту.
И добавляет не в тему:
- Тесс, я взяла твою одежду. Моей больше нет.
Тесса хмурит брови:
- Это не моя.
- А чья?
- Твоя. Я же говорила, помнишь. Здесь всё твоё.
Памела ухмыляется и, дурачась, стискивает Тессу в объятьях:
- Моё!
Задыхаясь от хохота , они падают на софу . У обеих слишком серьёзные глаза и слишком громкий смех.
Памела внимательно смотрит на Тессу и не делает попыток освободиться. Та задумчиво водит рукой по волосам Пэм. Смеяться они перестали пару минут назад.
Памела чувствует напряжение - тяжёлое, давящее на грудь. Она сталкивает с себя Тессу на другой край софы и произносит с запинкой, не глядя на неё:
- Мне тяжело дышать.
На удивление, Тесс реагирует слишком спокойно, но снова приближается к Пэм и склоняет голову, пытаясь расслышать стук сердца.
- Всё нормально,- почти раздражённо произносит Пэм, но Тесса качает головой и тянет ладонь Пэм к своей груди. Памела неловко прижимает ладонь и чувствует ритм чужого сердца. Неспокойное, гулкое, торопящееся - но и вполовину так не бьющееся, как у самой Памелы.
- Тебя вызывают. Твоя первая смерть,- торжественно и горько усмехается Тесса и сочувственно сжимает руку Памелы.
Пэм чувствует всё нарастающее напряжение - и успевает подумать, что ей в нём почудилось что-то своё, а ещё, что завтра слишком быстро наступило - и рывком, мыслью появляется в мире людей.

***

Пока её здесь не было, ничего не изменилось. Солнце не стало ярче, воздух - чище. Люди не стали добрее. Драка двух школьниц в подворотне, куда её занесло, сполна это подтверждает. Девочки в фирменных пиджаках и юбках таскают друг друга за волосы и вбивают в асфальт - и Пэм машинально оглядывается, желая позвать кого-нибудь на помощь. Рядом стоит мужчина в костюме работника ритуальных услуг - и Пэм понимает, что звать уже никого не надо.
- Новенькая? Давненько у нас не было пополнения,- равнодушно произносит смерть и протягивает руку. Памела не хочет вздрагивать, но не может сдержать себя, когда видит, как младшая из девочек натыкается рукой на осколок стекла. Тонкая струйка крови бежит из её пореза, а Пэм уже смотрит, как Смерть забирает старшую. Сильным удар не был, смертельным тоже - но неловкая детская рука скользнула по шее. Ах, как неудачно…
Памела видит рядом с собой призрак (душу? память?) ребёнка и слышит, как та удивлённо спрашивает - не у Смерти, у подруги - «За что?» Памела подходит к ней и обнимает за плечи, приглашая за собой, но смерть властным жестом останавливает её.
- Рано.
- Почему?- не понимает Пэм, когда слышит двойной вскрик. Девочка рвётся из её рук и повторяет снова и снова:
- Зачем? Ну зачем ты?
Памела, холодея, оборачивается и видит вторую девочку, с любопытством разглядывающую её и оправдывающуюся перед своей жертвой:
- Линси, ну что бы я сказала нашим родителям?
Памела только сейчас замечает сходство двух девочек, двух сестёр. Она кладёт руки им на плечи и делает несколько шагов, отгоняя вопрос о причине их драки. Не вполне ещё понимая, куда она их ведёт, Пэм всё же старается делать шаги уверенно и медленно. Под ладонями тает туман и искорками вспыхивает солнце. Первые души на счету Памелы уходят в неизвестность.
Памела оглядывается в поисках Смерти, но его не видно. Зато рядом, прислонившись к стене, стоит Тесса. Слишком непринуждённая поза, чтобы быть правдой, слишком невнимательный взгляд, слишком спокойный тон:
- Ты молодец. Неплохо для первого раза.
- Они же ещё совсем дети, - стонет Пэм и бьёт кулаком в стену. - Да, я знаю, мировой порядок, гармония и прочая фигня. Я не Дин, далеко не так наивна, я слишком многое видела, но... Тесс, они же сёстры. Как такое вообще возможно?
Памеле не нужен ответ, она всё прекрасно знает сама - насмотрелась в бытность свою человеком - так что она сама удивлена подобной вспышке, хотя где-то в глубине души и ощущает эгоистичную радость от того, что чувствует гнев, как любой нормальный человек почувствовал бы на её месте… Памела не понимает, зачем она выговаривает всё это Тессе, но эмоции переполняют её, целый фонтан эмоций, и она снова колотит руками по стене, цепляет за куртку Тессу и то ли душит, то ли обнимает её, утыкается, наконец, лицом ей куда-то в воротник и беззвучно всхлипывает, дрожит от бушующих в душе чувств. Тесса гладит её по волосам и уже теплее повторяет:
- Неплохо. Для первого раза совсем неплохо.
Памела чувствует, как Тесс усаживает её в кресло. Они снова у себя. Тут спокойно. Тут можно расслабиться. Это дом.
- Ты знаешь, я уже так привыкла к этому месту, - задумчиво произносит Памела и успевает заметить, как вспыхивает румянец на бледных щеках. Тесса выглядит очень довольной.
- Дневной сон,- бодро заявляет она и, не слушая возражений Памелы, укутывает её в плед. - Тебе нужно отдохнуть.
- Я не… - начинает было возражать Пэм, но натыкается на ласковый и строгий взгляд.
- Просто закрой глаза и расслабься. Первый день всегда тяжёлый. Как и второй, и третий,- задумчиво, почти про себя, проговаривает Тесса, и Пэм послушно закрывает глаза. В конце концов, стоит послушаться опытного работника.
Засыпает она почти мгновенно.
Тесса качает головой и садится на ручку кресла. Сегодня Памела многое пережила. Быть жнецом не так уж просто, тем более что вступить в должность нужно в одиночестве. Пройти по этому пути одной. Всё, что Тесса сейчас может - медленно гладить Памелу по волосам и надеяться, что эти прикосновения принесут ей покой. Саму Тесс, по крайней мере, это успокаивает.
Памела просыпается и понимает, что ей нечем дышать. Это было бы страшно, если бы причиной не была Тесса. Но Пэм чувствует, что та устроилась на спинке и подлокотнике кресла и, заснув, склонила на спину Пэм голову. Забыв удивиться, что Тесса решила потеснить её в кресле, Памела лишь осторожно вытягивает волосы из-под чужой руки и откидывается назад, на спящего жнеца. Та машинально обвивает вокруг неё руки и Памела окончательно засыпает.
Окружающая их темнота уютно покачивает комнату, беззвучно напевая колыбельные.

***

Так они и просыпаются - в тесных объятьях. Памела неловко поворачивается во сне и тревожит Тессу; Тесса спросонья взмахивает рукой и задевает щёку Пэм; Памела недовольно отворачивается и скользит губами по шее Тесс, Тесса резко открывает глаза и пытается сесть; Памела открывает глаза и забывает сон, который только что смотрела. Кто кого разбудил, непонятно, но обе просыпаются почти одновременно.
Пэм рассеянно смеётся и сладко потягивается. Тесса моментально встаёт и отходит. За время их сна комната снова выросла и наполнилась бытовыми мелочами. Тесс с любопытством оглядывается: она всё еще не может привыкнуть к той лёгкости, с которой Памела меняёт её реальность. А Пэм, словно и не понимая, почему Тесса с таким удивлением разглядывает массивные подсвечники на полке камина («Камина?» - повторяет про себя Памела и трёт пальцами уголки глаз), подходит к столику, на котором стоит две чашки кофе. Решив про себя, что это место нравится ей всё больше и больше, она оборачивается к Тессе, собираясь предложить ей ароматный напиток, но почему-то не подаёт голос. Тесса сейчас удивительно, неправдоподобно красива, словно вписана в картину. Камин с подрагивающим пламенем, потрескивающие свечи, девушка с растрёпанными со сна волосами и такими человеческими глазами - словно штрихами выписанное полотно.
- Не хватает только шкуры на полу,- тихонько хмыкает Пэм, усилием воли изгоняя мысли о нетленной «Венере в мехах» («Смерть в мехах» звучало бы куда лучше), делает шаг вперёд и спотыкается. Всё верно, о шкуру - какого-то неведомого Памеле зверя с острыми кисточками на ушах и тёмной густой шерстью. Впору испугаться такого скорого исполнения желания, даже не высказанного вслух, но Памеле сложно думать в падении.
Разумеется, её подхватывает Тесса - и в её объятьях Пэм задумывается, какие ещё её невысказанные желания готова выполнить окружающая их темнота. Потому что, будь её воля, она бы остановила время - слишком уютно и надёжно ей сейчас в руках своей спасительницы. Подумав, Пэм вспоминает, что времени здесь и так нет, и решает, что в таком случае имеет право на ещё одно желание. Она смотрит в глаза Тессы, которая сосредоточенно не дышит и не отводит взгляд, и резко толкает её вперёд, опрокидывая на так удачно лежащую под их ногами шкуру. Тесса, всё ещё удерживающая её, увлекает Пэм за собой, роняет на себя. Памела чувствует под собой её горячее, странно-неподвижное тело и вглядывается в жадные, прожигающие, ожидающие глаза.
В ненужном сейчас ни одной из них зеркале отражаются две тени, сливающиеся в одну.
Памела склоняется вниз, щекоча прядями волос шею и щёки Тессы, и легко касается её губ. Обе замирают. Каждая успевает придумать тысячу причин, почему им этого делать не стоит. Памела ожидает, что жнец оттолкнёт её; Тесса уверена, что Пэм звонко рассмеётся и признает, что шутка затянулась. Мгновение затягивается, становится неловким, но дыхание смешивается, и губы такие мягкие, и глаза блестят у обеих, и никто никого не собирается отталкивать. Памела упирается руками в пол по обеим сторонам от головы Тесс, чувствуя шелковистый мех, ласкающий пальцы, и проводит губами по кончику носа Тессы, спускается к её губам, прихватывает нижнюю. Тесса следит за ней настороженно, пристально, но послушно приоткрывает губы, и что это, если не приглашение?

***

- Мы, наверное, самые странные жнецы на свете, - задумчиво произносит Тесса. - Представляешь, мы ведь вдвоём.
Памела сладко щурится и переворачивается на живот, подбородком устраиваясь на колене Тессы и обхватывая его руками.
- Это настолько странно?
- Жнецы всегда одиноки. Такими они сотворены, - Тесса внимательно за ней наблюдает. Она всё ещё не верит, отвыкла верить.
- Эта темнота, - Пэм дружески кивает в сторону границы, - Сотворила нас вдвоём. Так что мы с тобой вдвоём и будем. Всегда, ясно тебе?
- Всегда, - рассеянно повторяет за ней Тесса.
Раньше она ненавидела это слово. Потом смирилась с ним. А теперь вот рада, что у них есть это «всегда».
- Тебе ещё есть, чему меня научить, правда? - Памела щёлкает пальцами, и камин разгорается ярче. - А я многому могу научить тебя.
Она хрипло смеётся, видя, как вспыхивает Тесса, и проводит рукой от колена вверх, мягко царапает бледную кожу. Если для того, чтобы быть счастливой, ей нужно было умереть, сбежать из рая и стать жнецом, то она не жалеет ни о единой секунде своего существования.
- Я счастлива, знаешь? Здесь, с тобой.
- Всегда, - соглашается с ней Тесса и, не удержавшись, стонет, когда Памела решает, что пора уже действовать не только пальцами и прикасается к ней губами.
Идеальная картинка - комната, камин, мягкая шкура, два женских тела. Роскошно. Темнота вокруг жадно впитывает звуки и лениво тает по краям. Она бесконечна - так что может позволить себе растворяться от удовольствия своих любимых дочерей.
Ни Тессе, ни Памеле теперь не интересен мир живых. Их собственный уютный мирок заполнен ими до краёв.
А живые пускай подождут немного. Пара жнецов пока занята.


@темы: PG-13, Pamela Barnes, Tessa, фанфикшен

   

Fem Slash SPN

главная